Новый год Полезный праздник Часть 1 аудио версия.

0

😁🥳👨‍👩‍👧Играем дома с детьми.

0

Я сейчас дописываю сценарий второй театрализованной игры. Первая пиратская, другая индейская. С подробным описанием конкурсов и атрибутов.

Я когда то такие игры проводила с детьми разных возрастов. Но сейчас переделала и описала в подробностях, чтобы родители могли сами провести.

Эти две игры рассчитаны на 2 — 4 дня. В помещении менее активная часть с созданием элементов костюмов волшебным столом. На улице с проведением подвижных конкурсов естественно вписанных в игровой сюжет.

Это очень полезные игры. Развивающие творческое мышление детей их социальные навыки любознательность, способность делать многое своими руками. А главное создавать свой мир не в виртуальной плоскости, а в реальности.

Такие игры можно проводить на день Рождения ребенка. Приурочить их к любому празднику. И просто так, для развития ребенка.

На очереди игры с принцессами, волшебниками, с богатырями и рыцарями. Можно написать игру по любой сказке мультику фильму и книге.

Когда то я делала игры по «Трем богатырям». По мотивам «Нарнии». Играли в «Древнюю Грецию» и много во что. Переиграли во все сказки и мультики, которые нравились детям.

Также есть много специально подобранной музыки, и придуманных фишичек и приемов. Все эти специализированные сценарии и фото-иллюстрации к ним хранятся у меня невостребованными.

А чтобы переделать сценарии для родителей и педагогов надо очень много времени. Вот я и решила начать с самого простого с «Пиратов» и «Индейцев».

Если кто заинтересован в таком материале, пишите. Консультирую с удовольствием. Консультация бесплатная.

Во время консультации можно просто поговорить о вашем чаде. А можно подобрать тему, интересующую вашего ребенка. И я напишу для вас игру индивидуально. На любое количество людей, овьём помещения, временной промежуток и другие ваши возможности. Играйте вместе снами.

🍂Другу.🍁

0

Здравствуй, старый друг мой, Ветер!

Что, пришла твоя пора?

Столько цвета, столько света,

В небе синь и желтизна.

И пурпурный, и зелёный

Розовый и золотой,

Расписали плащ твой, Ветер!

Мой дружочек дорогой. Может, под моё окошко,

Ты по дружбе залетишь?

Мы, обнявшись, завернёмся

В осени цветную тишь.


Рисунок моей ученицы одноклассницы моей дочки. Им было тогда лет по 9 — 10 Это была графика. Немного подкрасила.

✍️😵🌞Еще немного о Хоке.

0

— Быстренько в постель.
— Мам, не хочу. Я ещё не доиграла.
— Быстро в постель, тебе говорят! Помнишь, как Хока выпрыгнула из кладовки и забрала соседского мальчика. Если будешь спорить, и за тобой придёт.
— Мама, ну мама.
— Не мамкай. Мне в ночную пора. Ложись! В коридоре свет оставлю.
Как занимательно наблюдать за собой с расстояния жизни.
Девочка совсем одна? Нет? Где игрушки? Всем страшно. Надо спрятаться! Можно сделать на кровати домик. Накрыться с головой, и под одеялом рассадить по кругу друзей. Пусть защищают. Замереть и лежать тихо-тихо, чтобы Хока не заметила.
В халабудке мрак, а в ладони свет. Шарик! Пахнет конфетами и резинкой. Маленькая волшебная планета. Это же луна поёт свою тягучую песню.
Девочке хочется спать. Но нельзя! Чудище придёт и заберёт её в кладовку.
Друзья, не ложитесь на бочок – сторожите малышку. Слышите? Кто-то шепчет, шевелиться, шебуршит. Может, Хока уже снаружи? Как сопит тяжело? Девочка перестанет дышать. И Хока перестаёт. Девочка вдохнёт, и Хока засопит. А это что за шорох? Как будто в старых шлёпанцах чудище шаркает по паркету. Ширк, ширк. Малышка совсем замерла, даже не моргнет. Тишина. Ой, моргнула. Опять раздаётся — Ширк. Значит, Хока шагает, когда ребёнок закрывает глаза?
— Игрушки, Тише!
Спать ложатся котики,
Засыпают слоники,
Девочкам заснуть пора,
Крепко сладко до утра.Малышка заснула? А Чудище ещё здесь?
Луна машет ресницами, как будто огромное око смотрит на ребёнка. Неужели это Хока? Да-а-а-а! Всё ближе, ближе! Здоровенная Хокина морда у маленького лица.
— Девочка, я за-а-б-е-е-р-у-у-у-у Тебя. Будешь моим подарком! Ты Рада?
Тяжёлые набитые ватой лапы захватывают маленькую меня! Совсем нечем дышать! Что же делать?
Милое существо, сквозь пространство и время, сквозь воображение и реальность услышь меня большую:
— Будь храбрее, Малышка!
Она выхватывает горящий глаз из Хокиного лба, раскрывает одеяло и выбрасывает его под диван. И Хоки нет! Только добрые, ленивые игрушки мирно спят.
Из оконного проема на влажную подушку падает розовый рассветный луч. Всё прошло. Всё хорошо. А где шарик? Закатился в самый угол между плинтусом и ножкой. Да ну его.

✍️Я и закончила еще один курс.

0

Друзья порадуйтесь за меня еще раз. На этом курсе мой рассказ так же выбрали одним из лучших. » Перед вами список лучших авторов финальных работ вашей группы. Мы просили обоих рецензентов отобрать лучшие тексты.Шорт-лист:Елена ЕрмоловичМарина ЗубоваЧасть работ мы разместим на нашем сайте, а часть работ возьмем в итоговый Альманах. И еще наш рецензент и писатель Роман Сенчин отберет несколько текстов для журнала «Традиция и Авангард» .»Вот и финальный отзыв. его дал Критик Митя Самойлов, он пишет рецензии на книги современных русских авторов, а с 2012 года регулярно работает в жюри литературных премий «Национальный бестселлер» и «Большая книга».
Отзыв.7 июня 2019 г., 15:03Здравствуйте, Марина! В вашем рассказе вам удалось передать две очень важные вещи: простоту детских желаний и всепоглощающее ленивое безделье, свойственное только детству. Вы рассказываете о том, как ребенок получает искреннее удовольствие от вещей совершенно элементарных, и не требует никакой стимуляции, усиления чувств. Вот приготовление еды, поездка на рынок, игра воображения, мама пришла. Такая простая острота жизни. Удивительно, насколько преображаются в глазах ребенка довольно неприятные вещи – куриные потроха или вот это «сочным творожком посерединке, из которой торчат два изюмистых глаза». Это же всё довольно далеко отстоит от еды, потому что в этом много личного отношения, а чтобы есть, нужно отстраниться. Но ребенку это наоборот интересно. Да, прекрасный рассказ. И без лишнего кокетства.
Сейчас учусь на третьем курсе. Все труднее и труднее задания. Может так больше не повести. спасибо всем кто читает мои рассказики.
🎥📖🎨Не забывайте мой сайт там много о творчестве. http://lessons-for-happiness.ru/

😵 Хока.

0


Я впрыгиваю в кладовку и сжимаюсь кулачком. Хлопок двери, щелчок щеколды. В нос бьёт кисло-солёный запах замкнутого пространства. И мгновенно упавший мрак перекидывает меня в мир нечеловеческого страха. Растопырив глаза, всматриваюсь в эту ватную черноту. Не хватает воздуха даже для вскрика. Только «Мамочка, родненькая я-я-я-я…» шопотливым эхом, отражаются в барабанных перепонках.
Сижу неподвижно минут пять. Кто-то всеми двадцатью ледяными пальцами, медленно ощупывает моё лицо, плечи. Дотрагивается до каждого пальчика и волоска, и замораживает их.— А-а-а-а…
Протягиваю вперёд онемевшие ладони. И они, протыкая вязкую мглу, окунаются во что-то волосатое, мягкое — живое. И мои руки будто приклеенные, и независимо от замороженного страхом тела, продолжают изучать это.— Мамочки, лапа. А вот вторая.
Губы шевелиться, беззвучно комментируя кошмар такого открытия. А пальцы, дрожа, но, не останавливаясь, продолжают ощупывать существо. Мелко перебирая ими, пытаюсь добраться до ужасной головы. Приподнимаюсь, но оступаюсь. И чтобы не сгинуть в этой бездонной мгле, судорожно хватаюсь за скользкий меховой бок.
И мы вместе валимся на дно его пещеры, усыпанной чем-то мягким и твёрдым, пахнущим, как старые шапки и сапоги. Чудовище наваливается на меня. Задыхаясь в смраде его нафталинового духа, набираю в грудь побольше воздуха, и неожиданно слащу свой тихий голосок.
— Мамочка, здесь Хока.— Мариночка, что ты там делаешь?
Дверь кладовки распахивается, и в сияющем проёме стоит мама. — Заигралась? Ну, посмотри. Какая это Хока? Вылезай. Ну как моя шуба могла на тебя напасть.И протягивает ко мне руки.
Чернильные паучата тьмы, разбегаются по углам. За ними отправляется и мой страх. Ещё не совсем придя в себя, резко откидываю обросшую блестящим мягким мехом Хокину лапу.— Ой. Это же рукав.
Мамины ладони пахнут булочками и мятой.
— Ну, зачем ты туда забралась, пойдём чай пить.Я размазываю по щекам слёзы счастья.
— Мама, знаешь, Хока добрая. Она останется жить в кладовке, и будет со мной играть.— Фантазерка. Пусть, хотя бы, до завтра отдохнет.

✍️ Восприятие.

0

Эпизод первый.

Иду между пятиэтажек, а сосны выше крыш. И пахнет жаркой смолистой хвоей и шишками. Стучу по тротуарным плиткам скандинавскими палками мимо подъезда магазинчика и почты. Мимо мужичка в инвалидной коляске и велосипедиста, остановившегося, возле открытого овощного ларька.

Какой симпатичный молодой человек. В голубой тенеске, в очёчках без оправы, волосы подстрижены стильно. Спортивен. На велосипеде корзинка. Приценивается к ранним помидорчикам или огурцам.

Мой расслабленный разум отпускает случайно подсмотренный образ и готов лететь дальше и мимо.

Эпизод второй.

Жарко то, как. Пивка бы сейчас холодненького. Но хоть воды. Петька тварь взял пару пива и утёк. Оставил меня здесь на солнцепёке.

Попросить бы кого в тень докатить. Тётка та с палками сама еле тащится. Может, парень с велосипедом? Этот не будет мараться. Слишком трезвый. Тоже, небось, вечером с друзьями поддаст. Помидорчики на закуску выбирает. Хорошо живёт, очкарик. Но нет больше никого.

— Эй! Подвези до подъезда, в тень!

Глухой собака. На закусь пялится. Не видит хорошего человека. Молодой, здоровый, вон ручки холеные, в офисе сидит. Колечко на пальце. Женатик. Пока бабы любят, такие не думают о старости. Мышцу подкачал. А здесь не до зала. Руки вместо ног, не катят. Приходится унижаться — просить.

— Сынок, подвези! А, сынок.

Какой он мне сынок, если бы мой не сбёг к друзьям, то давно батьку до дома дотащил. А эта мразь делает вид, что не слышит. Эх, жизнь хрень одна. Я таких, как он раньше бы! В тёмном подъезде! За раз уважать старших научил. Чтоб его, так детки любили.

— Помоги инвалиду. В Авгане ноги потерял!

Эпизод третий.

Перебирая скандинавскими палками, продвигаюсь в своём измерении жизни. В них, в палках этих, моя суперсила, или суперслабость, что, в общем, то одно и то же.

Мужичек просит о помощи. Это инвалидная коляска организует его маленькую вселённую.

Велосипедист сосредоточенно смотрит сквозь свои самодостаточные очки. В них четко виден только его мир. При таком угле зрения, иные пространства не имеют значения.

Стоп-кадр, и вновь мгновенье разворачивается вечным движением жизни. Что будет дальше?

P. S. Это реальный случай. Кончилось все тем, что я обратила внимание велосипедиста, на просьбу инвалида. А он на меня, конечно же, наорал, мол, сама иди. В общем пошел. И сказал мне что, такие как я должны дома сидеть. Стандартный конец вышел. Не для рассказа.

Сорока.

0

История первого свидания в 1860 году.
Тренога мольберта никак не хотела удерживать загрунтованный белым колером холст. Дрожащими пальцами я зажег свечи, стараясь угадать, как будут играть трепетные отблески на их милом личике, как засияют тонкие почти детские пальчики рук. Оставил канделябр супротив дубового стола, затем выбрал резной без подлокотников стул, и подвинул поближе. Так барышне будет удобней позировать. И стал ждать.
Тренога мольберта никак не хотела удерживать загрунтованный белым колером холст. Дрожащими пальцами я зажег свечи, стараясь угадать, как будут играть трепетные отблески на их милом личике, как засияют тонкие почти детские пальчики рук. Оставил канделябр супротив дубового стола, затем выбрал резной без подлокотников стул, и подвинул поближе. Так барышне будет удобней позировать. И стал ждать. Какое провидение привело меня сюда? Чудо, право чудо, случившиеся утром. А дело было так. По наставлению моего учителя Алексея Гавриловича Венецианова штудировал я, на берегу барского озера изображение пейзажа. И чрезвычайно увлекся этим. И вот, мой взгляд, случайно, отвратился от холста, и что же? Я вижу барышню Лидию Николаевну, с любопытством наблюдающую за моими неловкими упражнениями, чем они чрезвычайно смутили меня. Барышня сидели в завитой диким виноградом беседке, и как только я посмотрел в их сторону, тут же сделали вид, что читают. Заговорить бы, но как можно, крепостному художнику без большой нужды с хозяйской дочерью разговаривать. Какое провидение привело меня сюда? Чудо, право чудо, случившиеся утром. А дело было так. По наставлению моего учителя Алексея Гавриловича Венецианова штудировал я, на берегу барского озера изображение пейзажа. И чрезвычайно увлекся этим. И вот, мой взгляд, случайно, отвратился от холста, и что же? Я вижу барышню Лидию Николаевну, с любопытством наблюдающую за моими неловкими упражнениями, чем они чрезвычайно смутили меня. Барышня сидели в завитой диким виноградом беседке, и как только я посмотрел в их сторону, тут же сделали вид, что читают. Заговорить бы, но как можно, крепостному художнику без большой нужды с хозяйской дочерью разговаривать.

Они же, первые окликнули меня.

— Эй. Сорока. Тебя Гришкой зовут? Чудный пейзаж получается. Григорий, а мой портрет сможешь написать?

Пока их карие глаза прямо смотрели на меня, я стоял как вкопанный, И только когда барышня отвили взгляд, смог ответить.

— Барышня, Лидия Николаевна, без разрешения вашего батюшки Николая Петровича никак нельзя.

— Так, я спрошу его сегодня же. Он не откажет мне. Приходи после заката в папенькин кабинет. Там рисовать будешь.

О таком счастье разве можно было мечтать, так близко любоваться этим ангелом на земле.

В смятении я быстро собрался и пошел прочь. Затем, как в лихорадке, провел вторую половину дня, а ближе к вечеру, сказался больным. Но зайдя к себе, вместо того чтобы лечь, вытащил из-под лавки сундучок, где на самом дне, под праздничным сюртуком, сохраняю штудии человеческой натуры, сделанные у благодетеля моего Александра Гавриловича. И стал тщательно изучать их. И вот, наконец, наступили сумерки. Я одел чистую рубаху, взял, все для работы отправляется в хозяйский кабинет. Прошло около получаса, а барышня не появлялась. Руки по-прежнему дрожали, ноги, как будто, подкашивались. Видимо, Лидия Николаевна забыли, в шестнадцать то лет.

Расстроившись, начал было собирать кисти, как из темного угла кабинета раздался тихий смешок. И затем будучи обнаруженной, барышня выпорхнули из тени огромного книжного шкафа. И садясь на приготовленный стул, они уже вовсю смеялись.

— Сорока, неужели ты думал, что не приду? Я здесь давно наблюдаю. Как садиться?

И тут меня вновь схватил столбняк. Лицо густо покраснело. И ожидая их новых насмешек, уже готов был сквозь землю провалиться. Но это мое смущение, ничуть не позабавило Лидию Николаевну. Они перестали смеяться и сочувственно взглянули на меня.  

— Ну, полно, сколько тебе лет?

— Было восемнадцать годов.

— А смущаешься как ребенок. Так как мне сидеть?

— Как сядете, так и хорошо будет. Только посмирней.

Барышня приобрели серьёзный вид. Теперь я мог внимательно, разглядеть Лидию Николаевну. Они, казавшиеся ранее легкомысленной кокеткой, неожиданно поразили разум мой, своего естества природной красотой.

В их облике не было резких углов, говорящих истинному художнику, о грубости или взбалмошности характера. И пошлых округлостей, намекающих оному на поверхностность мысли и легковесность жизни души. Формы почти детского тела определялись овалами. И я поразился гармонии игры их пропорций.

Внимательных взгляд карих глаз, своды округлых бровей, аккуратно уложенные волосы, легкая смуглость кожи и овальный вырез белого платья, утягивающего стройный стан, все в этом образе напоминало итальянский женский портрет. Копию, которого видел в мастерской, у соседа нашего и моего благодетеля Венецианова. Теперь можно браться за карандаш. 

Когда же общий набросок был готов, я обнаружил в себе некоторую перемену. Присутствие Лидии более не смущало, как не смутило бы присутствие близкого человека. Я умиротворился и продолжил работать.

Но все же, чего-то не хватало в этом одновременно строгом и нежном образе. И я решился!

— Лидия Николаевна. Отдохните немного, я мигом вернусь.
Засим бросился из комнаты. Как добежал до своего закутка не помню. Открыл сундучок и во внутреннем кармане праздничного сюртука нащупал бархатный мешочек. Схватил его, и крепко прижимая к груди, понесся обратно.

Барышня ожидали на прежнем месте. Но при виде меня сжимавшего нечто в руках, они встрепенулись.

— Что это у тебя?

— Вот Барышня наденьте. Это оживит ваш образ.

И я подал ей единственное, богатство, оставленное мне матушкой. Нитку коралловых бус. Барышня замерли, всего лишь на мгновенье. Затем в выражении их глаз что-то поменялось.

— Помогите надеть, и подайте зеркало.

Лидия Николаевна поднялись. Я сделал шаг навстречу.

О, если бы сейчас вспомнить смог, как обвел холодными пальцами их детскую шейку. Как случайно дотронулся до теплой бархатистой кожи, и от затмившего мой взор волнения не мог застегнуть простой замок. Но я не помню этого, Не смею помнить.

Туман в голове рассеялся, когда барышня заняли свое прежнее место. И теперь я не могу найти слов, чтобы описать их преображение. Маменькины коральки, ожили на нежной шее, и лицо Лидии Николаевны также преобразилось. Губы стали, как будто сочней, а на смуглых щеках появился румянец.

Милая Лидия! Ах, Лидия я люблю вас. Эта мысль вопреки воле так и рвалась к моим устам. Но я все плотней и плотней сжимал их.

На следующее утро барышню увезли в пансион. И более я не видал Лидию. Портрет дописал уже по памяти. 

Ныне Государь Батюшка, обещал нам вольную. Сосватаю невесту из бывших крепостных. Женюсь. Буду жить в деревне, иконы писать. А бусы? Что бусы. Дай бог Лидия Николаевна хранит их.

Поздравьте меня!

0

Я закончила вот этот курс. И меня отметили. Приятно. «В каждой группе мы выбрали людей, которые на протяжении всего курса поддерживали дух в группе.Марина Зубова, мы хотим поблагодарить вас и прислать по почте небольшой подарок – книгу Питера Хёга «Смилла и ее чувство снега».

Друзья, мы попросили рецензентов отобрать лучшие финальные тексты. Перед вами имена авторов лучших финальных работ вашей группы:Марина Зубова.Анастасия КапустинаКирилл Топорков».Сейчас я продолжаю учиться на следующем курсе «Проза для продолжающих».

Окно.

0

Тема «Треугольник». Задание — Пиши что хочешь. Получился маленький фантастический рассказ.

— Братец выручай! Скорей врубай переместитель.

— Опять, на Блюстителей напоролся? Я же просил не шляться во время часа молчания. А если бы твой старший брат не был изобретателем? Ладно, включаю.


— Спасибо брат. Обманули мы их, опять.

— Иди сюда. Я хочу тебе что-то рассказать. Помнишь в детстве мама пугала нас квадратным окном. Говорила — «Если ты увидел квадратное окно, ни за что не подходи к нему. Не открывай. А то жизнь твоя кончится». Так вот я видел это окно.


— Не придумывай. Квадратных окон не существует. Да и какой он квадрат не знает никто.

— В древней книге сказано, что квадрат — это треугольник с еще одним углом.


— Треугольник плюс еще угол, это же отвратительно. Такую гадость просто представить невозможно.

— Я видел. Видел это квадратное окно.

— Ну, где ты мог его видеть?


— В той заброшенной клинике для душевнобольных.

— Ты ходил туда? Класс! Это же запрещено законам, И тебя не сожгли заживо?

— Не стал говорить тебе. Пока не был уверен. Но я обязан был его найти.

— Зачем?

— Я же ученый. А ученый должен владеть истиной. И мне надоело бояться.


— Бояться квадратного окна, это нормально. Все на ночь проверяют свои треугольные окна.

— Это настоящая трусость. Позор нашему Равновеликому народу. Но я слышал, что действительно были случаи, когда треугольные существа трансформировались, и пропадали.


— Да. Отец моего друга служит в департаменте древностей.Он видел измененных. Они практически теряют треугольность и называют себя людьми. Форма людей так негармонична, что, даже посмотрев на них одно мгновенье можно с ума сойти. Говорят, в этом департаменте также есть квадратное окно. В него выталкивают изменившихся. И никто еще не возвращался.


— Брат, понимаешь? Я хочу пройти через квадратное окно треугольником и вернуться неизмененным, чтобы увидеть иное, и рассказать об этом нашему народу. Но мне нужен помощник. Пойдешь со мной?


— Кто? Я?— Что, струсил братишка? Не увиливай. Кроме того, ты мне должен. Сейчас у Блюстителей пересменка. Сначала используем переместитель, а там уж пешком.

— Да как ты пройдешь через окно?

— Смотри. Мое новое изобретение

— Скафандр Неизменений. Одеваешь этот стабилизатор на себя и отправляешься куда хочешь, а форма остается прежней. Правда, он еще не испытан. Но настоящий ученый обязан рисковать собой. В общем, все готово. Не тени время. Перемещаемся!Мы на месте. Тише, перестань спотыкаться, углы пообломаешь. Смотри. Вот оно какое, квадратное окно! Что тошнит? Братишка, какой ты впечатлительный.

— Просто голова закружилась. Мамочка не зря нас пугала! А это что там в окне?


— Огни, прекрасные огни иного мира, мира свободного от засилья равновесия и гармонии. Мира, в котором все происходит спонтанно и за это не сжигают. Надеваю скафандр. Подстрахуй меня брат. Крепко держи этот конец шнура. Надеюсь, еще увидимся.

— Ладно. Но можно я не буду туда смотреть?

— Как хочешь. Я прыгаю у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у.


— Мама видишь? Что там белое треугольное среди звезд?

— Вечером воздушный змей? Как высоко летит!

— Ой, падает. Пойдем, поднимем!

— Наверное, шнур лопнул. Интересно где его хозяин? Может, мальчик какой-нибудь не удержал, сейчас сидит и плачет.

— Мама пусть у нас останется. Где мы этого мальчика будем искать.

Вверх